Государство+Бизнес= ПАРТНЕРЫ


Вадим РЫБАЧУК, заместитель председателя Тверской городской Думы

Совершенно очевидно, что данный проект закона весьма неоднозначен и требует большего внимания со сто­роны общественности. За коммента­риями мы обратились к Заместителю председателя Тверской городской Думы господину Рыбачуку Вадиму Борисовичу.

Добрый день! Вадим Борисо­вич, в последнее время широкое обсуждение в обществе вызвал проект закона «О государственно- частном партнёрстве». Насколько я понимаю, в данном законопро­екте много нюансов, которые способны оказать различное вли­яние на ту или иную ситуацию? А что Вы думаете по поводу закона о ГЧП?

На мой взгляд, проект закона вполне корректный. По сути, являясь рамоч­ным, он не предполагает вхождения в какие-либо частности и достижения глубины вопроса в конкретном слу­чае. Поэтому, если подобный закон будет принят, то ситуация «качнёт­ся» в сторону позитива. Ведь даже в «рамочном» варианте отражена воз­можность легитимного заключения договора государственно-частного партнёрства. А значит, появятся нор­мативные документы, которые будут регулировать подобного рода деятель­ность. Этот закон уже обсуждается правительством. Идёт подготовка к его принятию. Важно, что структура законопроекта позволяет соблюдать гарантии всех партнёров, участву­ющих в реализации проекта, что позволит привлечь бизнес к инвести­рованию в Тверскую область.

Каковы риски для бизнеса? А где гарантии для государства? Каким образом будет определять­ся частный инвестор в качестве партнёра для государства?

Давайте рассмотрим простой пример, который действует в бизнес - среде. Например, возьмём строительный вопрос.

У одного партнёра есть земельный участок, у второго – деньги. Первый, не обладая финансовыми ресурсами, понимает, что эффективно использо­вать участок он не может. Он может его продать, за меньшую сумму, чем, если бы, скооперировавшись с кем-то ещё, он построил торговый комплекс или жилой дом. То есть на выходе стоимость этого земельного участка будет в разы дороже.

Таким образом, партнёры садятся за стол и договариваются о деталях контракта по реализации инвестици­онного проекта. Всё это оформляется юридически и регистрируется в соот­ветствующих органах. Позитив в том, что по итогам проекта земельный участок эксплуатируется, а партнёры извлекают выгоду.

Как будет определяться более выгодный инвестор для партнёрства с государством?

Это обычный конкурс, в котором комиссия определяет, насколько предложение того или иного по­тенциального партнёра эффективно для города или области. Это вполне нормальная ситуация. Комиссия должна выявить, насколько кандидат в партнёры отвечает требованиям как с юридической, так и финансовой сторон. Важно знать, способен ли он к реализации проекта.

Кстати говоря, о финансах. Вы же знаете, что у нас выигрывают торги организации, которые зачастую явля­ются неплатёжеспособными?

Вот для этого и нужны соответству­ющие подзаконные акты! В одном из подзаконных актов должен быть прописан механизм контроля пока­зателей партнёров, которые позволят обеспечить реализуемость проекта. Прежде чем подписать договор с пар­тнёром, вы должны знать, насколько он эффективный руководитель. Может быть, он ежегодно открывает какие-то юридические лица? Возможно, у него есть непогашенные кредиты или су­димость за мошенничество? Конечно, всё это необходимо проверять. Для этого, собственно говоря, и существу­ют наши огромные структуры. Но то, что механизм такой можно прописать, и, опираясь на него, эффективно дей­ствовать – это, на мой взгляд, возможно.

Возможно ли в реализации ГЧП участие нескольких партнёров? И как это отразится на рисках в случае удорожания стоимости про­екта? Ведь у партнёров не всегда есть возможность инвестировать собственные средства, и они за­частую используют кредиты.

Риски есть всегда. Это часть бизнеса, поэтому нельзя думать, что, заключив договор ГЧП, ты сложил с себя всю ответственность. Если ты партнёр, ты берёшь на себя часть ответственности и должен контролировать ситуацию. Ты должен следить за управлением своего актива, если ты передал его в качестве вложения в какой-либо проект. А иначе получится как в Сочи: проект стоил миллиард рублей, а на выходе - ещё 7 миллиардов и два года. Такое ГЧП никому не нужно. Поэтому говорить о ГЧП со множественностью лиц, наверное возможно, но это за­висит от администрации; насколько ей интересен и насколько с юридической точки зрения возможен подобный договор.

Предположим, государство даёт землю, один из партнёров – электричество, а третий – что- либо иное. Они скоо­перировались и реализовали некий проект.

Есть у нас закон «Об Акционерных об­ществах», которые могут быть с огром­ным количеством акционеров и этим законом их деятельность регулируется. Пожалуйста, можно эти механизмы применять. Это не возбраняется.

Есть ли опасения, что при ре­ализации данного законопроекта, появятся дополнительные адми­нистративные барьеры? Будет ли сформирована некая контролиру­ющая структура?

Барьеры такие могут быть на перво­начальном этапе, во время участия в конкурсе со стороны бизнеса на заключение договора ГЧП. Мы опять же можем говорить о том, что есть какие-то аффилированные лица, ко­торые смогут заключить этот договор. Потенциально такая возможность не исключена, но это уже история о кор­рупционных составляющих.

Есть ли аналогичные законы в других регионах?

По-моему, есть. В Москве и Мо­сковской области подобные проекты реализуются. То есть мы здесь не первопроходцы.

Спасибо большое

Все статьи

Все права защищены. © Регион развития, 2019

Карта сайта

Разработка сайта Complex Systems и VZLETMEDIA