Тверь нашей мечты


Павел ПАРАМОНОВ, директор Неккомерческого партнерства «Институт Регионального Развития», член Общественной палаты г. Тверь

Во всем мире так называемый «третий сектор» занимает не только огром­ную долю экономики, но и играет важную роль в развитии гражданского общества. И прежде всего потому, что, с одной стороны, становится коллективным автором самых раз­личных социальных инициатив, а с другой – принимает активное участие в обсуждении важнейших проектов, инициированных властью. Роль гражданского общества в развитии нашей страны хорошо понимают и на самом «верху». По поручению Пре­зидента России Владимира Путина Правительству РФ «в целях разви­тия общественно-государственного партнерства и поддержки граждан­ских инициатив в сфере сохранения историко-культурного наследия» было предложено разработать ме­ханизм привлечения общественных объединений к участию в проведении мониторинга и государственной исто­рико-культурной экспертизы состоя­ния объектов культурного наследия, в рассмотрении заявок на проведение ремонтно-реставрационных работ, а также к формированию перечней таких объектов и осуществлению контроля за выполнением ремонтно- реставрационных работ.

В Твери сохранилось много па­мятников архитектуры модерна, в основном это жилые дома. В них прослеживаются главные принци­пы и приёмы стиля. Прежде всего – монументальность композиции. Небольшие по размеру постройки решены крупно, очень представи­тельны, с ярко выраженным ком­позиционным центром. Но даже в центре города состояние этих до­мой бывает плачевным. Очевидно, городу не хватает средств, чтобы поддерживать их в приличном со­стоянии. Можно ли как-то решить эту проблему малыми средствами: при участии жителей домов, собст­венников зданий или арендаторов? И привлечена ли к этому процессу общественность?

Несмотря на необходимость ремонта, исторические здания по-прежнему остаются про­изведениями архитектурного искусства. Поражает функци­ональность архитектурных ре­шений, их приспособленность к данной географической среде (климату, характеру пейзажа). Уклоны кровель всегда достаточны для сброса снега и отвода воды, лестницы спря­таны под кровлю, оконные проёмы в основном небольшие, конструкции и отделка зданий ремонтопригодны, повсюду использованы натуральные отечественные материалы высочайше­го качества. Драгоценностью выглядит на фоне простой кирпичной стены поливная керамика! Но вряд ли жите­ли домов, отнесенных к памятникам архитектуры, смогут взять на себя обя­занность по их содержанию, уровень их достатка просто не позволит этого сделать. Общественность, представ­ленная группой энтузиастов «Тверские своды», тоже ставит своей целью защитить памятники архитектуры в нашем городе. Но, как любая другая общественная организация, она может лишь привлечь к проблеме внимание власти и общества, однако решить ее своими силами не в состоянии. Не всегда находятся деньги на эти цели и у городской власти. Город должен развиваться, богатеть, и тогда у нас хотя бы фасады домов будут, наконец, приведены в порядок. Надо помнить, что у нас существуют и памятники федерального значения, – для их ре­ставрации деньги приходят из других источников, но всегда ли они выделя­ются в необходимом объеме? Одним словом, культурное наследие Тверской области – это достояние каждого жителя региона, его историческая па­мять, его корни, его принадлежность к жизни Родины. А значит, и сохранять его необходимо всем и каждому – и жителям, и владельцам, и государству.

Пешеход важнее автомобиля. Велосипедист важнее автомобиля. Маршрутный автобус или трамвай важнее автомобиля. Все автомобилисты равны. Едущий автомобиль важнее припаркован­ного: первый выполняет полезную транспортную работу, второй – нет. (В.Р.Вучик)

Что именно, на Ваш взгляд, фор­мирует уникальный облик Тверской области? Какие объекты нужно беречь и восстанавливать в первую очередь, чтобы сохранить неповто­римое лицо тверской земли?

Мы понимаем, что города, в том числе Тверь, должны развивать­ся согласно вызовам времени, но международный опыт показыва­ет, что развитие не обязательно подчиняется формуле: «разрушим старое – построим новое». Город­ское развитие – это комплексный подход к внедрению новых техноло­гий и сохранению наследия предков. Сегодня Тверь порой теряет свою средовую историческую застройку. И главная причина в этом – то­чечная застройка, которая ведется очень часто без учета исторического контекста места, регламентов зон охраны, как, например, на улицах Бебеля, Брагина, Достоевского, Ефимова, в Затверечье и т.д. Как можно решить эту проблему? Есть ли смысл законодательно обя­зать застройщиков придерживать обязательных стандартов?

Сегодня в разных регионах (Москве, Московской области, Санкт-Пе­тербурге, Ленинградской области, Екатеринбурге, Нижегородской, Вологодской областях) сформированы градозащитные организации, цель которых – защитить исторические города от разрушения. В Тверской области уже сформировано активное общественное мнение, которое выска­зывается за сохранение исторического облика городов Тверской области.

Квартальная застройка обычно свойст­венна окраинам города – там доста­точно места для реализации крупных проектов. В то же время центр Твери из-за дефицита стройплощадок долгое время застраивался точечно. Появле­ние точечных проектов нередко вносит дисгармонию в облик города. Однако появляются в центре и квартальной застройки – например, это крупные комплексные проекты, в которых создается единый архитектурный ансамбль, строятся полноценные ин­фраструктурные объекты. Как правило, это ультрасовременные постройки.

Не испортят ли облик исторического центра, который далеко не ограни­чивается Советской и Трехсвятской улицами, новые постройки? По­нятно, что Твери надо развиваться, наращивать объемы жилищного строительства, но как найти баланс между тенденцией к созданию уль­трасовременных урбанистических зданий и сохранением уникального исторического облика города? Бу­дет ли развиваться квартальная застройка в условиях дефицита площадей под строительство? Где можно ожидать появление таких проектов? Как сов­местить комфорт для жителей с гар­моничным «вписы­ванием» таких про­ектов в городскую среду?

В каждом конкрет­ном случае к реше­нию этого вопроса стоит подходить индивидуально. На окраинах города можно и нужно стро­ить высотки, но, конечно, не в 20 или 30 этажей. Следует очистить центр города от домов частного сектора, а вот что построить на их месте? Это должно быть современное и красивое архитектурное решение, в обсу­ждении которого могла бы принять участие и общественность. По моему мнению, от правильной градострои­тельной политики напрямую зависит не только облик города, но и стои­мость в нем жилья, его комфортность. И, конечно, формирование городской среды. Во всем мире городом, ком­фортным для проживания, считается тот, где всегда удобно передвигаться пешком, где развита система общест­венного транспорта, и где автомобили не мешают жизни людей. Посмотри­те на наши центральные улицы сегод­ня: там просто невозможно пройти от обилия припаркованных машин. И это в менее чем полумиллионном городе, где из любого района до цен­тра можно доехать на общественном транспорте за 20 – 25 минут! Такая практика, когда при любом строи­тельстве – будь то жилое здание, офис или супермаркет – в проект заклады­валась парковка для частных автомо­билей, в Старом и Новом свете была признана порочной еще более 50 лет назад: жизненное пространство улиц и дворов отдается припаркованному автомобилю в ущерб едущему, а также в ущерб общественному транспорту и пешеходу. Однако для решения этой проблемы необходим целый комплекс мер: от введения платных парковок и платных дорог в историческом центре до многократного улучшения работы общественного транспорта, улучше­ния качества самих дорог, увеличения числа пешеходных зон т.д. – словом, всего того, что обеспечивает жителям комфортную для жизни среду. Примером удобного для жизни людей города служит Копенгаген, однако он мог и не стать тем образцовым пешеходно-велосипедным городом, потому что в 1960е годы у мэрии были планы ориентироваться на Нью-Йорк и построить хайвеи по побережью (отрезав людей от воды), снести исто­рическую застройку под магистрали и сократить общественный транс­порт. Архитекторы и общественники смогли переломить тенденцию, хотя серьёзные битвы за человечный город шли вплоть до 90-х годов. Полагаю, жителям Твери тоже есть что сказать властям города по поводу градостро­ительной политики и комфортности нашего жилья и жизни в целом.

Многие бесконечно говорят о том, что для них должна сделать власть. Хватит говорить. Сами граждане тоже должны к чему-то прикладывать усилия. В воздухе витает много идей… (П. Парамонов)

– Что, на ваш взгляд, входит в поня­тие комфортного жилья: только ли его размеры и планировка?

Во многом, именно это определя­ет комфорт нашего жилища, но не только. Мы в своем ограниченном двором пространстве, как говорил французский писатель Антуан Экзю­пери, порой бываем лишены «роскоши человеческого общения». В 21 веке на первый план может выйти проблема не только где жить, но и рядом с кем? Приведу конкретный пример. Мно­гие люди, отработавшие на Севере, Дальнем Востоке или в Якутии немало лет, хотят выбрать для постоянного места жительства нашу Тверь. Это об­условлено благоприятным климатом, близостью к столицам, а в связи со строительством трассы М11 привле­кательность Твери для переселения возрастает многократно. Однако люди не просто хотят сменить место житель­ства, они хотели бы жить в доме своей мечты, со своим привычным окру­жением. И если знать, что есть такая группа людей, мы могли бы предло­жить им проект, согласно которому они могли бы поселиться компактно, с максимальным набором условий для комфортного проживания. Другой вариант: в Тверь приезжает много иностранцев – студенты, специали­сты, – которые тоже предпочли бы жить не в общежитии, а в доме – пусть даже на условиях аренды – где они могли бы не только не чувствовать себя «вырванными» из родной среды, но и иметь условия для ассимиляции к жизни в России. На Западе дети, под­растая, перестают жить с родителями, устраивают свою жизнь самостоятель­но, зачастую, вдали от родного дома. Эта же тенденция наблюдается сейчас и в России. Но возникает проблема, связанная с постаревшими родителя­ми, которым нужна своя среда, особый уход, медицинская помощь. Можно ли решить все эти проблемы в преде­лах одного дома? Можно. И нужно. Вполне реально спроектировать и построить дом для пожилых людей, предусмотрев в нем и помещения для медпункта, и гостевые комнаты для повзро­слевших детей, и место для социального работника. Не менее интересным был бы дом для молодых семей. Конеч­но, у такого дома должна быть хоро­шая детская площадка, огороженное, защищенное пространство двора, и другие индивидуальные особенности. Что нужно для реализации подобных проектов? Прежде всего, выяснить, каким видят дом своей мечты люди разных поколений и интересов.

Будут ли пользоваться спросом такие дома? На мой взгляд, будут. Но спрос этот надо не только изучать, но и формировать, предлагая конкретные проекты под самые разные соци­альные группы людей. Квартальная застройка такого рода представля­ется наиболее перспективной для градостроительной политики города: она позволила бы не только сохра­нить историческое лицо города, но и придать ему индивидуальность, комфортную для жителей. 

Все статьи

Все права защищены. © Регион развития, 2019

Карта сайта

Разработка сайта Complex Systems и VZLETMEDIA